статья


Lynch, David
О новом фильме - Я очень люблю загадки и тайны

Дэвид Линч -- знаменитый режиссер, писатель, художник,продюссер. Его фильмы "Головаластик", "Человек-слон","Голубой вельвет", "Дикое сердце", "Дюна","Твин Пикс" стали культовыми для многих поколений. Линч не тольковолшебник в области кино. В фильмах Линча звучит магическая, чарующая музыка,которая возникает благодаря сотрудничеству с композитором Анджело Бадаламенти.После большого перерыва Линч приступил к съемкам нового фильма "LostHighway" ("Затерянное шоссе"), европейская премьера которогоуже состоялась в Германии 31 октября. В июне 1996 года Линч вместе с Бадаламентипосетил Прагу, где они работали над записью саундтрэка, в котором принималиучастие и другие музыканты (подробнее: "Музыкальная газета" N3).Ниже прилагается интервью, которое дал режиссер чешскому журналу "Кинообзор".

-- Одним из ваших учителей в школе киномастерства былчех Франтишек Дэниел. Какие у вас остались воспоминания о нем? -- Долженвам сказать, что он был моим единственным учителем, и мне очень жаль, чтоэтот человек недавно умер. Он отдавал людям все, что у него было, и помогочень многим. Это был великодушный и открытый человек, кроме того, никтоне понимал киноискусства так хорошо, как он. Он никогда не критиковал кого-тонамеренно. Его критика всегда была конструктивной и не без оснований. Онговорил о том, что ему не нравится, только с одной целью -- помочь (чегонельзя сказать о большинстве американских критиков).

-- Мы знаем, что вы увлечены живописью. С недавнего временисюжеты многих фильмов стали преобладать над визуальным рядом. Что вы думаетеоб этом? -- Любой фильм состоит из многих частей, и на мой взгляд, онивсе очень важны для картины. Иногда визуальное представление имеет болееважную роль в фильме, чем сам сюжет, иногда -- наоборот. Есть много способовсоздать хороший фильм. Общих правил здесь нет, да они и не нужны, лишьбы в итоге все маленькие компоненты, из которых состоит фильм, в точностисовпали. Думаю, это единственный путь создать что-то по-настоящему интересное.

-- Вас считают сюрреалистом, кем-то вроде Сальвадора Далиили Луиса Бунюэля. Однако ваши фильмы чисто американские. Когда-то вы сказали,что чувствуете себя европейцем. Что-нибудь изменилось за это время? --Точнее, я сказал, что мое творчество, мою манеру делать кино считают скорееевропейской, нежели американской, и мне это приятно. Однако с другой стороны,как вы сами сказали, во мне очень много американского. Каждый человек по-своемуиндивидуален, одна и та же история может приобретать разные оттенки, когдаее делают разные люди. Я считаю, вам стоит подумать об этом.

-- Вы часто используете в своих фильмах элементы фантастики.Это происходит потому, что это помогает вам самовыразиться или же вам простонравится этот жанр? -- Должен признаться, что мне не очень нравится жанрнаучной фантастики. Понимаете, мир на самом деле намного глубже и, вместес тем, тоньше, чем мы думаем. В нем происходит много событий, к которымнам не дано прикоснуться. А волшебство кино заключается как раз в возможностивыразить любой феномен, который вам интересен. Вот почему я так люблю своюработу. Иногда может показаться, что я нахожусь вне реальности, но на самомделе я часть ее. Вот и все.

-- Бывает ли так, что какая-то отснятая сцена фильма наутроприобретает для вас совсем иной смысл? -- Конечно. Это как книга, которуювы прочитаете в 15 и найдете ее весьма интересной, а перечитав ее же в20, вы решите, что это неинтересная книга. Или наоборот. Точно так же ис фильмами. Вы делаете что-то, что считаете правильным, однако позднееэта же сцена приобретает совсем иной смысл.

-- Именно по этой причине вы не можете ничего сказатьо концовке сериала "Твин Пикс"? -- Я мог бы, но, честно говоря,у меня нет желания...

-- Тогда позвольте задать более конкретный вопрос. ПочемуБобби в "Диком сердце" отстрелил себе голову? Это самоубийствоили несчастный случай? -- Несчастный случай.

-- Но, может быть, однажды утром вы проснетесь и скажете...-- Нет, нет. У него не было никаких причин убивать себя. Это на самом делебыл несчастный случай.

-- Вы обожаете загадки и секреты. Расскажите об этом.-- Загадки повсюду, и вокруг нас масса вещей, о которых мы ничего не знаем.В каждом из нас живет частичка ученого и исследователя. Загадки в кинопритягивают человека, будто магнит. Однако ответы на многие вопросы могутбыть достаточно прозаичными, к тому же они почти никогда не бывают исчерпывающимии часто превращаются в новую загадку.

-- Поговаривают, что вы не принадлежите к классическойструктуре Голливуда. Вы в самом деле не можете найти там коллег, с которымибыло бы интересно пообщаться? -- Голливуд -- такое же место, как и любоедругое. Как и везде, там почти все зависит от тех, кто управляет. Никакихсомнений, что основной заботой людей в этом городе является бизнес. Но,как и в любой другой точке земного шара, там есть люди, которые, снимаякино, думают не только о деньгах. Если человек работает не ради денег,старается сделать свою работу как можно лучше, то с ним всегда легко найтиобщий язык.

-- Правда ли то, что в последнее время вы не ходите вкинотеатры, дабы не попасть под влияние своих коллег? -- Я не боюсь попастьпод чье-либо влияние. Просто сейчас у меня не так много свободного времени.Снимая "Затерянное шоссе", именно по этой причине я долго немог попасть в кино. Я стараюсь ни на что не отвлекаться в процессе работы,так как это неминуемо приведет к плохим результатам.

-- Для вас имеет значение, по своему или чужому замыслуснимать фильм? -- Нет. Намного важнее сами мысли. Вы можете сидеть в креслеили читать книгу, и в этот момент вас осеняет. В мыслях создаются образыи ощущения, и моя задача -- вывести их на экран. Большинство идей приходитуже в процессе работы над фильмом, и для меня абсолютно не важно, где ониродились.

-- Как вы относитесь к тому, что ваши фильмы стали культовымидля поколения, которое моложе вас на 20 лет? -- Лучше бы на этот вопросответил кто-нибудь другой. Я просто стараюсь поймать мысли и, как я ужеговорил, сотворить из них то, что нравилось бы мне самому. И когда я искреннестараюсь не замыкаться в себе, а слушать других, то я вижу, что людям нравитсято, что я делаю. В результате они получают положительные эмоции от моейработы.

-- Какие телесериалы вам нравились, когда вы были студентом?-- Должен признаться, что я не люблю телевидение. Единственное, что мненравится в нем, это возможность делать длинные сериалы. Это позволяет глубжеописывать каждый персонаж. С другой стороны, это заранее проигранная битва,потому что никогда не хватит времени сделать сериал так же качественно,как и односерийный фильм. Когда я изучал искусство в школе, то посмотрелнемало фильмов Феллини, Бергмана и других европейских режиссеров. Они оченьнравились мне, и многие из них сильно повлияли на мое творчество.

-- Какое из ваших творений нравится вам больше всего ио каком несбывшемся проекте вы больше всего сожалеете? -- Каждый фильм-- катастрофа. Вопрос только в том, каких она масштабов. Совершенства небывает, однако я с любовью отношусь ко всему, что сделал. Мне жаль моегопроекта "Рони Рокет", но я не теряю надежды когда-нибудь снятьэтот фильм.

-- Вы собираетесь продолжить свой проект "Твин Пикс"?-- Наверное, нет. Он не имел большого успеха в Америке. Мне нравится воеватьсамому с собой и пытаться одновременно сделать и кино, и сериал, что-тонаподобие "Твин Пикс". Но такие проекты не приносят много денег,ведь у них практически нет зрителей. А когда нет денег...

-- Какова разница между Дэвидом Боуи и Стингом как актерами?-- Разница довольно большая. Но оба они отличные профессионалы и для менябыло огромным удовольствием работать с ними.

-- Когда-то давно вы сказали, что у настоящего художникане должно быть ни жены, ни детей. Что вы скажете сейчас, после трех браков,принесших вам двоих детей? -- Троих детей! Сейчас я думаю, что в жизничеловека всему должно найтись место.

-- Есть ли у вашей дочери Дженифер, которая сняла фильм"Елена в ящике", какие-нибудь новые проекты? -- Сейчас она пишетсценарий и книгу.

-- Она делится с вами своими идеями? Вы понимаете другдруга? -- Иногда советуется. Либо по телефону, либо заходит в гости. Онаживет недалеко от меня.

-- В чем заключается цель приезда в Прагу? -- Я второйраз приезжаю в Прагу для того, чтобы записать звуковую дорожку, написаннуюАнджело Бадаламенти к фильму. В прошлый раз мы приезжали сюда в 1985 году,записывали музыку для "Голубого вельвета". Мы работаем вместес дирижером оркестра Степаном Коничеком и звукорежиссером Йири Зобаком,как и в прошлый раз. Что-то есть в пражской атмосфере, что созвучно нашеймузыке. Надеюсь, это будет чувствоваться и в саундтрэке нового фильма "Затерянноешоссе". Когда мы одиннадцать лет назад записали здесь музыку к "Голубомувельвету", то это сильно повлияло на фильм. И все эти годы я был абсолютноуверен, что когда-нибудь я вернусь сюда повторить эксперимент. Чешскиемузыканты -- профессионалы высшего класса, они быстро работают -- у насесть возможность тратить на запись музыки в два раза меньше времени, чемв любом другом месте. Они прекрасные музыканты, и меня полностью удовлетворяетих работа.

-- Как вам нравится в Праге? Вы ведь большой поклонникФранца Кафки? -- Мне не нравится повторять, что я люблю Кафку, потому чтотак говорят все. Но это действительно так. У нас с Франтишком Дэниеломесть идея снять фильм по рассказу Кафки "Превращение". Я ужедаже закончил сценарий, осталась лишь проблема с жуком, ведь в этом рассказечеловек превращается в жука. Еще пять лет назад мы бы просто сделали механическуюкуклу, но сейчас уже есть возможность сделать его при помощи компьютернойанимации. Однако, это очень дорого, может, еще через пять лет цены на анимациюупадут, и у нас появится реальная возможность воплотить эту идею в жизнь.Это было бы замечательно.

-- Вы уже побывали на каких-нибудь фабриках здесь? Ведьвам это так нравится... -- Пока у меня не было такой возможности. Мне многопришлось поездить по Англии и востоку США в связи с проектом "РониРокет". Однако в Англии, например, исчезли все старые фабрики. Наих месте стоят современные ухоженные здания. Похоже, что старые уродливыефабрики, которые я так люблю, остались еще только в Восточной Европе иРоссии. Но Чернобыль еще долго будет оставаться опасным местом, и я незнаю, понравится ли мне работать в условиях повышенной радиации. С другойстороны, нам не придется тратить много света.

-- У вас огромная коллекция всяческих странностей. Появилосьчто-нибудь новое за последнее время? -- Даже не знаю, что и сказать. Благодарямоей тяге к рисованию я в последнее время увлекся разными выдумками, например,я делаю клей.

-- Небезопасное занятие... -- Вы правы. Некоторые видыклея очень токсичны, и мне приходится работать с ними на свежем воздухе.Я изобрел новый клей для кафеля, который я развожу с водой и мукой. Результатыочень интересные.

-- Кем бы вы хотели быть, если бы не стали режиссером?-- Я бы предпочел стать хирургом. Мне также нравятся различные научныеэксперименты.

-- Большое спасибо за интервью.

© 2005 музыкальная газета