статья


Offspring, The
История одного контракта

Как ни одна другая из сфер человеческой деятельности,шоу-бизнес подвержен распрям и разногласиям, которые возникают порой междугруппами и звукозаписывающими концернами. Зачастую интересы музыкантов,как особ ранимых и требующих к себе повышенного внимания, не совпадаютс интересами звукозаписывающих магнатов, людей нечутких и жестоких, стремящихсянажиться на успехе талантливых людей. Участия в этом процессе не могутизбежать как альтернативные коллективы, так и звезды мирового уровня. Наиболеегромким за последние два года стал процесс между Джорджем Майклом и фирмой"Sony", который, как известно, закончился в пользу певца. Однакосудебные передряги настолько разозлили звезду, что в его известном клипенаблюдательный зритель может заметить, что на наушниках вместо привычногоназвания всеми любимой фирмы "Sony" мелькает ее эквивалент "Dony"(осел в переводе с англ.). Но не об этом речь. Альтернативные музыкантынередко испытывают затруднения такого же рода. И кумиры молодежи OFFSPRINGне стали исключением из правил. Их уход с фирмы, где они начинали своюкарьеру, до сих пор остается предметом многочисленных споров. О том, какпроисходили события, рассказывает вокалист и лидер группы Dexter Holland.Ниже прилагается короткое интервью, данное музыкантами после концерта вЧикаго в 96 году.

"Многие люди спрашивают меня, почему мы ушли из Epitaph, в чем причина такого резкого разрыва? Нашу группу сильно критиковалив прессе по поводу этого события. Ситуация сложилась так, что мы были вынужденыдержать рот на замке, чтобы газеты не раздували ажиотажа. Epitaph неоднократновыступал по этому поводу, но, к сожалению, были услышаны только их аргументы.И сейчас, когда у меня появилась возможность высказаться, я попытаюсь болеедетально пояснить причины происшедших событий. Владелец Epitaph Brett Gurewitzвынудил OFFSPRING покинуть фирму. И сделал он это на виду у всех достаточнонекрасивым способом. Вот почему мы решили защищаться. Вот почему я сейчасговорю об этом. Нам очень нравятся группы, записывающиеся на этой фирме,и люди, которые там работают. Но у нас возникли разногласия с Бреттом,потому что его больше интересует рост доходов, нежели желание помочь группам.В этом состоит суть конфликта. Мы хотели, чтобы наша работа на лэйбле сталапостоянной, и переговоры по этому поводу велись еще с марта 1994 года.В мае 1994 года, когда наш альбом "Smash" стал популярным, Бреттобратился к нам с предложением стать владельцем авторских прав, но мы отказались.В июле 1994 года, когда пластинка стала распространяться в Европе, он сновасвязался с нами, но уже по поводу дистрибьюторской деятельности в странахЕвропы, но мы отказались во второй раз. Мы хотели работать на Epitaph,так как именно это фирма стала нашей стартовой площадкой, и нам нравитсясотрудничать с одними и теми же людьми. За время работы у нас оставалсяодин и тот же рекламный агент, и работали мы с постоянной командой обслуживающегоперсонала, не обращаясь за помощью в другие звукозаписывающие фирмы. Бреттпостоянно вел двойную, а иногда и тройную игру. Он неоднократно связывалсяс представителями Geffen, Capitol, Sony по поводу продажи Epitaph одномуиз этих концернов. Таким образом, подрывался статус независимой фирмы.Ведь для многих групп очень важно было работать со студией, не желающейиметь отношения с крупными концернами. Когда мы напрямую спросили Бреттао продаже, он ответил отрицательно, а позже решил продать часть акций Epitaph.Мы были крайне озабочены такой постановкой вопроса. Существовали такжедругие вещи, волнующие нас. Например, мы решили хранить молчание и какможно меньше давать интервью. Бретт в конфиденциальных беседах выуживалу нас необходимые сведения, а потом сам давал интервью в журналах якобыот нашего имени. Мы пытались сделать все возможное, чтобы избежать имиджаплакатных мальчиков от панк-рока. Мы ясно понимали, что если мы отказалисьчто-то делать, то Бретт не должен это делать за нас. Мы вели переговорыпо этому поводу в течение целого года, но так и не смогли уладить это дело.Это правда, что он предлагал нам большой аванс и высокую процентную ставкуна авторские гонорары. Но окончательный контракт, который он предложил,готовил нам масссу трудностей. В нем говорилось, что мы не должны делатькавер версии песен, что наш ударник не должен играть в другой группе. Затоконтракт содержал пункты, весьма выгодные для Бретта. Он мог использоватьнаши композиции в любых компиляциях. Также имелся пункт, в котором говорилось,что Бретт может выписать страховой полис на наше имя. И только тогда мыосознали, что вся работа с нами велась ради денег. Мы отказались подписыватьсоглашение. Тогда он продал наш контракт Columbia Records. Мы поверилив покровительство независимой фирмы, но нам не следовало этого делать.Мы оставались верны Epitaph, в то время как Бретт вел активные переговорыс мэйджерами. Он публично заявлял, что крупные концерны выкачивают деньгииз музыкантов, приводя пример разногласий между группой BAD RELIGION ифирмой Atlantic. Хотя на самом деле его фирма давно уже потеряла дух независимоголэйбла. Мы были вынуждены оставить Epitaph и заключить договор с ColumbiaRecords. Мы это сделали не ради денег. В данный момент мы получаем гораздоменьше, чем раньше. OFFSPRING просто не хочет работать на людей, которыедумают, что могут нас заставить делать все, что они пожелают. Мы хотимделать то, что нравится нам."

OFFSPRING в жизни оказались совсем не такими людьми, какимиих видят на сцене. Застенчивые и симпатичные ребята сидели в роскошномномере и обсуждали со мной проблемы философского характера: каким образомим удалось привить панк-року индивидуальные вкусы членов группы и с такойсилой потом воздействовать на людей.

-- Сколько альбомов у вас вышло? -- На данный момент три.Первый был издан на фирме Nemesis Records в 1989 году, два остальных вышлина Epitaph. Мы очень заняты гастрольными поездками, поэтому с выходом следующегоальбома пока придется подождать.

-- В какой стране вас больше всего любят? -- Наш последнийальбом продавался хорошо во всем мире. Но половина продаж, почему-то пришласьна Калифорнию.

-- Что вы думаете о вашем успехе? -- Очень приятно прийтина концерт и узнать, что людей волнует наша музыка. Любого музыканта разочаруетситуация, когда в зале сидит человек пятьдесят, а в перерывах между песнямислышны разговоры. Возбуждение толпы нам помогает. Энергия людей поддерживаетнас.

-- Критикует ли вас публика? --Нет. Обычно к нам относятсяспокойно, без критики. Ведь в нашей музыке не так много грубости, как,например, в рэпе.

-- Чем вы занимаетесь в свободное время? -- Пьем пиво.Но, конечно, не целыми ящиками. У некоторых из нас есть дети, и мы стараемсяуделять их воспитанию как можно больше времени.

-- Вы можете точно определить, что такое грандж? -- Грандж-- это когда вы принимаете наркотики, а они набрасываются на вас, как звери(смеются).

P.S. Новый альбом OFFSPRING должен появиться в продажек февралю 1997 года.

Дискография: Offspring, 1989 Ignition, 1992 Smash, 1994

© 2005 музыкальная газета