статья


Ляпис Трубецкой
Смяротнае вяселле

Минск. Дворец Профсоюзов. 4 октября 1996 года. Пятница,20.00. А народу то… Eleven, twelve! В партере — люди, на балконе — люди,в проходах — опять-таки. И все молоды, и все веселы. На сцене Ляпис Трубецкой.Впрочем, извините, обознался. На сцене девушка с крупными формами исполняеттанец живота. Посвистывают зрители. Более современного искусства требуютони. Честно протанцевав 5 минут, балерина покидает сцену. Эх, не ценитконцептуализм минская молодежь! После краткой вступительной речи продюсера"Ляписов" Евгения Калмыкова наконец-то появляются кумиры и властителидум. Галерка приветствует их исполнением гимна "ВИА Ляпис" (слованародные, музыка Queen). С первых тактов "Чаечек" юные зрителивскакивают с мест, самозабвенно подпевая и подтанцовывая своим любимцам.Из-за слабоватого звука пение фанатов порой почти заглушало музыку, чтов сочетании с оригинальным световым решением -- хаотичным кружением лучейдвух прожекторов над ярко освещенной сценой — создавало полное впечатлениесельской дискотеки. Вот это действительно концептуальное шоу! И, что характерно,без особых материальных затрат. Эмоциональный накал, с которым публикапринимала старые и новые хиты, не ослабевал на протяжении всего концерта(который длился почти два часа). Зрители подпевали, танцевали и качалисьв такт музыке, хлопали в ладоши, топали ногами и кричали "ВИА Ляпис!"."Ну разве может хоть один сердечный айсберг остановиться перед этимшквалом таких огнедышащих парней?!", — заметил по этому поводу Михалок.И тепло растаявших айсбергов еще больше накаляло атмосферу на сцене. Вовремя исполнения песни "Евпатория" огнедышащий Сергей так разошелся,что упав в музыкальном экстазе на колени, порвал свои шикарные белые штаны.Ляпис Трубецкой сейчас в отличной творческой форме. Состав, наконец- тоукомплектовался "на все сто". Духовые и скрипки, наряду с традиционнымаккордеоном, придают саунду самобытность. Новые песни менее "шлягерны",но зато радуют текстовым разнообразием. Если раньше герои Сергея Михалкатолько и делали, что веселились и любили друг друга, то в новых вещах ("Слепойгусляр", "Про летчика и моряка") любовь жестока, а свадьба("вяселле" — бел.) и вовсе смертельна. Песня о зиме вообще поражаетвоображение депрессивными настроениями, не свойственными этому задорномуколлективу. Впрочем, нашлось место и для откровенного веселья. "Карнаваль",которая исполнялась на польском языке, запомнилась безапелляционным утверждением,что "кукарача — польские буги-вуги". Не была обойдена вниманиеми родная мова: "Як у лесе мы были з падругами" вполне могло бытьрекомендовано для разучивания на уроках пения в младших классах белорусскоязычныхшкол, если бы только сюжет ее (ночью в лесу волки съедают девушек) не былбы столь опасен для неокрепшей детской психики. Ляпис Трубецкой — несомненносамая популярная молодежная группа города. И, думаю, любой из тех, ктовидел грандиозную "давку" в зале за право скорее прорваться квыходу после концерта, безоговорочно согласится с этим.

© 2005 музыкальная газета