...
...

Станислав Лем. Борьба в сети

Станислав Лем. Борьба в сети В то время, когда Билл Гейтс обдумывал планы по использованию кабельного телевидения для овладения Интернетом, на информационном рынке появился соперник в лице группы крупных консорциумов, которые то, что Гейтс хотел предложить пользователям сети, предлагают еще быстрее и дешевле.

Гейтс планировал соединить телевизионную технологию с сетевой: дело в том, что около 40% американских семей имеют компьютеры (типа РС), а 65% - подсоединены к кабельному телевидению. Концепция основана на том, чтобы владение компьютером, подсоединенным к сети, сделать излишним. Разница между Microsoft и "кабельными союзниками" в том, что распространенный способ пользования сетью при помощи собственного компьютера (плюс модем) может быть радикальным образом упрощен, и при этом станет значительно дешевле. WEB TV Service требует приобретения специального оборудования на сумму примерно 200 долларов, а также ежемесячной оплаты в размере 20 долларов. В свою очередь, Worldgate предлагает увеличенную скорость передачи до 200 000 битов в секунду (в четыре раза быстрее, чем самые быстрые модемные соединения), которая обеспечивается обычными телефонными проводами. Кроме того, пользователю Worldgate не нужен никакой компьютер: монитором служит экран телевизора плюс консоль, которая позволяет пользоваться сетью даже без компьютерной клавиатуры. Переработка данных (то есть вся работа, выполняемая компьютером) происходит не дома у владельца телевизора, а "на другом конце" - у кабельного оператора. Телевизор высвечивает "меню", и можно без всякой "мышки", просто пальцем, выбрать то, что нужно, например, бюро путешествий. Это изменение ведет к снижению стоимости до 12 долларов в месяц. Таким образом, на информационном рынке США все больше и больше расширяется поле различных схваток.

Появились модемы с большой битовой производительностью, приспособленные к кабелю. Благодаря техническим нововведениям, увеличилось число каналов передачи. Можно иметь у себя клавиатуру без локального компьютера, при этом клавиатура по радио связана с "виртуальным компьютером", таким, местонахождение которого даже и знать не нужно. Нелегко разобраться в возникающем хаосе, потому что ведущую роль играют не столько новые информационные технологии связи, сколько капитал, понимаемый (квантифицируемый) в виде стоимости. Выигрывает то, что быстрее и дешевле. Впрочем, уже много лет известно, что стоимость почти любого вида электронных приспособлений по-прежнему падает.

Одновременно отказ от домашнего компьютера может иметь и минусы. В отличие от телевизионной технологии WEB'а, которая обеспечивает доступ к "далекому" компьютеру, пользователь по другой технологии не может у себя производить каких-либо действий типа data processing. Домой приходит только относительно сжатый спектр данных, типа "видео", и только простые приказы могут быть переданы в противоположную (передающую) сторону. Несмотря на все эти изменения, Microsoft не боится увеличения проблем на рынке. Потому что информационный рынок в США и широкий, и глубокий, то есть на нем есть спрос и на обычное развлечение, и на большие вычислительные мощности. Второе ждет не только большой бизнес, но и различные научно-исследовательские институты, университеты и т.д. Это происходит еще и потому, что все чаще и все более эффективно экспериментальные данные лабораторий перемещаются в имитационные системы, каковыми являются (и должны быть) компьютеры, имеющие все большие вычислительные мощности.

Три самые большие компании, производящие "чипы", объединили свои усилия для создания процессоров очень большой мощности. Федеральные лаборатории должны приступить к работам, стоимость которых составляет 250 миллионов долларов и которые позволят электронным молохам производить элементы (чипы), имеющие в тысячу раз большую битовую вместимость (=память), чем имеют самые лучшие сегодня. Созданные таким образом микропроцессоры должны позволить компьютерам работать в сто раз быстрее, чем сейчас. Тем самым компьютеры, которые дети будут использовать для игры или для изучения арифметики, могут стать более мощными, чем суперкомпьютеры 80-х годов. Специалисты "силиконовых долин" говорят, что никто не может выйти из "состязаний в скорости", потому что это было бы равно краху. В то же время специалистам известно, что это состязание, по-прежнему ведущееся методом "top-down", то есть литографическое "рисование" контуров (логических вентилей) на кремниевых пластинах, должно закончиться в 2007 году: дальнейшая миниатюризация на этом пути будет невозможна. Говорят, что тогда будут осуществлять дальнейшую эволюцию методом "bottom-up", то есть нужно уже будет обратиться к логике, базирующейся на молекулярных элементах, к вентилям, "строящимся" методами химии и атомной физики, а потом уже появится еще не тронутый логикой простор квантовой кинематики...

В последние годы двойное увеличение вычислительной мощности наступало каждые восемнадцать месяцев. Большие коллективы федеральных организаций при поддержке промышленности потратили на эти работы 800 миллионов долларов. Эта промышленность пробует использовать мнимый парадокс электронной технологии: чем меньше процессоры, тем они более продуктивны, так как расстояния между электронными элементами все короче. Новейшей технологией является "EUV" - "Extreme Ultraviolet", потому что речь идет об использовании наиболее обещающего светового метода - "ультрафиолета" коротких волн. Вся обрисованная здесь в нескольких предложениях проблематика очень сильно задействовала мощь капитала, прежде всего в США.

Восемнадцатимесячный интервал называли также "законом Мура" (Moore). Этот "закон" был точным в течение трех десятилетий. Недавно, однако, корпорация Intel заявила о технологическом перевороте, который отменяет "закон Мура" [1]. Как говорят, сейчас можно будет удваивать объем памяти на "чипе" в течение девяти месяцев или даже быстрее. 64-мегабитовая версия RAM (при покупке в количестве 10 000 штук) будет стоить 29,90 долларов. Такие процессоры могут быть использованы в часах, в телевизорах, в машинах и во все более возрастающем количестве приспособлений ежедневного пользования. Так, например, емкость электронных диктофонов возрастет в четыре раза. Инженеры соревнуются в предположениях о том, что еще станет областью компьютерного вторжения. Видимо, я все-таки не полностью обособлен в мире как автор эссе о расширяющейся компьютерной опеке [2], так как Дан Хатчесон (Dan Hutcheson), президент фирмы-консультанта в "силиконовой долине" в США заметил: "Мы рискуем произвести такое количество технологических мощностей, которое мир еще не в состоянии вобрать в себя". Однако, он понимал дело иначе, чем я. Транзистор, основной элемент хранения информации на "чипе", помнит одну цифру. Современные "чипы", которые выпускает Intel, могут содержать в себе 32 миллиона транзисторов. "Закон Мура" предусматривал, что если будет возрастать мощность процессоров, то их стоимость будет соответственно падать; так, если один транзистор в середине 60-х годов стоил 70 долларов, то сейчас его можно купить за одну миллионную часть цента... (В скобках добавлю, что в одном из рассказов я писал о "необычайно мудром компьютерном песке", имея в виду вышеуказанный порядок уменьшения стоимости...). По своей сути "закон", который я привел, сохранял свою значимость в течение 32-х лет, когда от миникомпьютера мы перешли к PC (персональному компьютеру), и до сегодняшнего дня, когда "чипы" оказались на "всех электронных фронтах" жизни. Актуальным нововведением является "моментальная память" (flash memory), основанная на возрастающей (фрагментарной) "загрузке" логических элементов: вместо пары "стакан полный - стакан пустой" может также быть "на две трети полный - на одну треть пустой". Так появляются четыре разных состояния, соответствующие двум байтам. Возможностей фрагментирования может быть и больше.

Я должен заметить, однако, что никакая максимализация скорости вычислений и никакое увеличение объема памяти при сохранении принципов hardware и software никогда не приведет к появлению хотя бы искры интеллектуальной независимости, каковую мы признаем за зачатки "искусственного интеллекта". Следует хорошо себе уяснить, что все названные, состоявшиеся и предполагаемые рекорды и достижения в информатике позволят полчищам минимикрокомпьютерных процессоров автоматизировать, механизировать, облегчить нам жизнь, но на дороге таких достижений никакой искусственный интеллект появиться не в состоянии. Особенно следует понять, что интеллект - любой - не только МОЖЕТ, но и ДОЛЖЕН возникать из подсистем, которые, взятые в отдельности, не являются "интеллектуальными". Следует отметить, что сознание возникает также из соединения, из правильной синхронизации передаточно-приемных работ подсистем, которые сами "нисколько не сознательны". Хотя для неспециалиста тяжело приводить примеры, однако, это вполне возможно. Мы не испытываем ни малейших затруднений во время просмотра телевизора в "приспособлении" к двум измерениям еще и третьего измерения - глубины, но ни кошка, ни собака этого измерения не в состоянии "достроить" в своем мозгу, и поэтому они "ничего не видят на экране". У кого есть кошка или собака, могут сами убедиться в этом. Впрочем, и люди в давние времена не могли рисовать и чертить так, чтобы достичь стереометрии изображения!

Подобным образом выглядит дело и с сотнями сенсорных восприятий: различные группы нейронов мозга вынуждены сотрудничать "параллельно", чтобы мы были в состоянии видеть, слышать, чувствовать, а другие, выполняющие еще более сложные функции, должны активизироваться, чтобы мы осознавали видимое, а речь и всю ситуацию понимали. И именно эта область абсолютно неподвластна какой-либо скорости последовательной переработки информации процессорами. И дорога в этом направлении должна идти не через опьяняющее электронщиков-информатиков ускорение переработки данных, а через многоуровневые нейронные сети. Сегодня это единственный, уже предварительно доступный и немного проверенный, путь. Но так как пока не видно вдоль этой, параллельного взаимодействия, дороги таких эффектов, которые притягивали бы большой капитал выгодой, прогресс на ней скромен, и, я бы даже сказал, ничтожен, потому что на этих горизонтах не видно расцвета долларовых миллиардов. Очевидно, что это не во всем плохо. Появление искусственного интеллекта породит еще неизвестные людям опасности. Другое дело, что интеллектов будет или МНОГО РАЗЛИЧНЫХ, или НЕ БУДЕТ НИКАКИХ. Tertium non datur [3]. И не с чувством разочарования, а, скорее, с некоторым облегчением можно сказать, что мы пока сами себе такой конкуренции, в виде "Души из машины", НЕ создали [4]. Хотя и так компьютеры, вычисляющие со все большей скоростью, только "начинают не отставать от нас" в том смысле, что они становятся все более умелыми симуляторами явлений, происходящих синхронно с течением реального времени (real time processors). А это уже очень много - и не только для лиц, заинтересованных в мультипликации или в производстве программ "виртуальной реальности"...

Написано в октябре 1997 года [5]. Примечания переводчика: [1] Более подробно об этом в статье "Парадоксы закона Мура: микропроцессоры сегодня и в новом тысячелетии", КГ #8/1999. [2] Имеется в виду эссе Станислава Лема "Компьютерная опека", КГ #48/1999. [3] Третьего не дано (лат.). [4] См. эссе Станислава Лема "Душа из машины", КГ #22/2000. [5] Опубликовано в журнале "PC Magazine po polsku", №12/1997, а затем включено в сборник "Мегабитовая бомба" (см. также КГ, начиная с #26/1999). Перевел с польского Виктор Язневич (yaznevich@mail.ru) (c) компьютерная газета


© Компьютерная газета

полезные ссылки
Создание и обслуживание систем охранного видеонаблюдения, огромный выбор компонентов