...
...

Закон об электронном документе

Ну, народ, кто стоит, сядьте, кто сидит, крепче держитесь за стулья: вас ждет сногсшибательная новость! Хотите верьте, хотите - нет, но Беларусь уже сделала шаг, на который пока не решились многие, в том числе развитые, страны. У нас принят "Закон об электронном документе"!

Этот закон принят Палатой представителей 14 декабря и одобрен Советом Республики 22 декабря 1999 года. И вступил в силу с момента опубликования. Конечно, без ложки дегтя не обойтись: для того, чтобы электронные документы стали действительной реальностью, необходима обширная специфическая инфраструктура. На ее создание могут уйти и, скорее всего, уйдут годы.

Но давайте все по порядку. Закон, и это главное, приравнял электронные документы к документам бумажным, скрепленным печатью и личной подписью. Дословно: "Электронный документ может использоваться во всех сферах деятельности... С помощью электронных документов могут совершаться сделки (заключаться договоры), производиться расчеты, осуществляться переписка и передача документов и иной информации".

А вот и оговорка, которую я имел в виду. Все это возможно только там, "...где применяются программные и технические средства, необходимые для создания, обработки, хранения, передачи и приема информации". Иными словами, где есть техническая и программная база для работы с электронными документами, там есть и эти документы, а где нет базы, - извините. Думаю, что от программистского сообщества далеко не в последнюю очередь зависит, как скоро эта база появится и как широко распространится.

Если кому-нибудь не совсем ясно, что понимать под электронным документом, то ему следует обратиться к тексту закона, где все изложено с дотошной ясностью. Мне же хотелось бы обратить внимание на то, что "Оригинал электронного документа существует только на машинном носителе. Все экземпляры электронного документа, зафиксированные на машинном носителе и идентичные один другому, являются оригиналами и имеют одинаковую юридическую силу".

Согласно положениям закона печатная копия электронного документа, даже скрепленная печатью и подписью, юридически является не его копией, а самостоятельным документом. Чтобы юридически считаться копией, распечатка должна быть нотариально заверена. Только вдумайтесь в определение оригинала и копии: юридическим документом является чистая бестелесная информация в отрыве от ее материальных носителей!

Чтобы не оставалось никаких сомнений о законности применения электронных документов, еще одна цитата: "Электронный документ на машинном носителе приравнивается к документу на бумажном носителе и имеет одинаковую с ним юридическую силу". Но и это еще не все: "В случаях, если законодательством Республики Беларусь требуются нотариальное удостоверение и (или) государственная регистрация документа, удостоверению и (или) регистрации подлежат либо электронный документ, либо его копия на бумажном носителе в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь".

Ну а теперь, когда мы окончательно прониклись чувством свершения, самое время спуститься на грешную землю и выяснить, о каких же электронных документах все время шла речь. О текстовых файлах? О документах MS Word или Lotus Notes? Это и есть самое интересное. Так вот, законом предписывается, чтобы электронный документ состоял из двух частей: общей и особенной.

К общей части не предъявляется никаких требований кроме того, что она должна содержать информацию, являющуюся собственно содержанием документа. Особенная часть представляет собой одну или несколько цифровых подписей. Все понятно?

Бьюсь об заклад, что понятно только в общем и целом. Для полного понимания мало ознакомиться с определениями терминов, приведенными в законе: электронная цифровая подпись, средства электронной цифровой подписи, личный ключ подписи, открытый ключ проверки подписи, карточка открытого ключа проверки подписи, собственник информационных систем и сетей.

Дело в том, что закон не вводит в действие какую-либо конкретную систему цифровой подписи, лишь предписывает, чтобы эта система была сертифицирована государством. Теоретически владельцем системы может быть как юридическое, так и физическое лицо. На деле очень многое будет зависеть от подзаконных актов, конкретно регламентирующих требования к системам цифровой подписи и другим вещам.

Давайте пофантазируем. Идеальным мне представляется вариант, чтобы сертификационные требования заключались в проверке ПО и/или техники на качество и полноту реализации ОТКРЫТОГО СТАНДАРТА на цифровую подпись в системе с открытыми ключами. В подобных стандартах нет ничего тайного, поскольку сила системы обеспечивается не человеческой скрытностью, а использующейся в ней математикой.

Что бы это дало? Таким образом было бы обеспечено соблюдение нормы, предусмотренной законом, а именно: "Оказание услуг по распространению открытых ключей проверки подписи осуществляется индивидуальными предпринимателями или юридическими лицами, имеющими лицензию на оказание услуг по распространению открытых ключей проверки подписи".

Для распространения открытых ключей необходимо: "наличие программных и технических средств, необходимых для осуществления соответствующей деятельности". В этом вся соль. В случае открытого стандарта программное обеспечение может быть создано КЕМ УГОДНО, а потом сертифицировано на соответствие стандарту. Кроме того, только наличие открытого стандарта может обеспечить взаимную совместимость и сопоставимость электронных документов, созданных в любом уголке Беларуси.

Мало этого, в законе предусматривается, что "Субъекты правоотношений в сфере обращения электронных документов могут принимать участие в международных программах и проектах, заключать договоры с иностранными и международными организациями, иностранными гражданами и лицами без гражданства, а также использовать международные информационные системы и сети в соответствии с законодательством и международными договорами Республики Беларусь".

Не знаю, как вам, а мне в этом положении видится прямое указание на то, что для цифровой подписи следует использовать один из широко известных стандартов, имеющих международное признание и прошедших надежную проверку практикой.

Менее удачным представляется вариант, при котором "за основу" будет взят открытый международный стандарт, а затем его "улучшат". В нем "отразят специфику" Беларуси и скажут, довольно улыбнувшись, что-де теперь он стал недоступен для взлома: ведь никто не знает, что там переработали... Не считайте этот сценарий чистой выдумкой: мне действительно приходилось слышать такое мнение, да вот только доверия оно не вызывает!

Таким образом, начав секретничать, будет очень легко незаметно перейти от открытого стандарта к закрытому, что может привести к нескольким неприятным последствиям. Во-первых, будет потеряна совместимость с международным стандартом и, соответственно, с импортным программным обеспечением. Во-вторых, закрытый стандарт предполагает закрытое специализированное ПО от единственного производителя, имеющего доступ к стандарту.

Скажете, мол, не беда? Если стандарт окажется закрытым, то можно быть уверенным, что монополист на ПО цифровой подписи выпустит эдакого ни с кем не совместимого монстра, а потом, чего доброго, начнет встраивать туда доморощенную почтовую программу, собственный текстовый редактор и так далее и тому подобное. А потребителям, то есть нам с вами, деваться от этого отечественного "Майкрософта" будет некуда. Точнее, будет - придется забыть об электронных документах и тех выгодах, которые они когда-то сулили.

В случае открытого стандарта стремление программистских фирм и отдельных программистов к освоению нового реального рынка может привести к всплеску активности. Отечественным программистам вполне по силам выпустить в свет добавки и к MS Office, и к Netscape, и к другим импортным программам, которые бы позволили превратить документы Word и обычные электронные письма в электронные документы, предусмотренные законом. Словом, у нас был бы и выбор, и сервис. Ну да ладно: поживем - увидим.

Вернемся к обсуждению закона. Если для рядовых случаев размышления "что-если", подобные вышеприведенным, возможны, то о банковской сфере в законе сказано однозначно: "Порядок использования электронных документов при произведении безналичных расчетов на территории Республики Беларусь устанавливается Национальным банком Республики Беларусь". Словом, как решит Национальный банк, так и будет.

Кстати, ждать развития событий осталось не так уж и долго. В законе сказано, что Совету Министров Республики Беларусь дается шесть месяцев на приведение решений Правительства в соответствие с законом. По истечении этого срока многое прояснится. Пусть новости будут приятными!

Евгений Щербатюк

© Компьютерная газета

полезные ссылки
Оффшорные банковские счета