...
...

Станислав Лем. Прогрессия зла

Я специально использовал такое общее название для этого текста, потому что ЗЛО неотвратимо распространилось: здесь я думаю прежде всего о зле как о действии, наносящем вред в обширной области технологий. Все, что делают люди другим людям "неинструментально", я пропущу, т.к. это заслуживает особого разговора, который, в общем-то, тоже здесь присутствует.

Зло, о котором я хочу поговорить, является, некоторым образом, обратной стороной технологических достижений: если где-то и когда-то происходит прогресс технического развития, то есть фронт техники расширяется и продвигается вперед, за этим следует возрастание преступного злоупотребления им. На вопрос: "почему так всегда происходит", от эолита до космолита достаточно краткого ответа: "потому что именно так люди поступают".

Но необычно не то, что технически уже возможно производство переносных атомных бомб (которые помещаются в сумке размером 30х40 см, весят чуть более 30 кг, и детонация которых соответствует мощности двух килотонн тротила), а удивительно скорее то, что еще до сих пор нигде на Земле не дошло ни до их "применения", ни до шантажа ими. Не только трудности доступа к ядерным расщепляющимся веществам (уран, плутон) и не только отсутствие нужных специалистов являются здесь препятствиями. Мне кажется, что если где-либо один раз такое "содержимое сумки" будет применено, то тем самым будет перейден порог "индивидуально совершаемых и наносимых атомных ударов". Об этом сейчас я писать не намерен, но упомянул как об особом глобальном исключении из правил злоупотребления неотехническими инновациями.

Тормозов такого рода (если вообще можно говорить о нетехнических тормозах) в широко понимаемой и по-прежнему успешно развивающейся сфере проводников информации, носителей и "кладовых" (нет хорошего соответствия для словосочетания "машинных хранилищ битовой памяти") не существует. Уже в первых моих статьях, опубликованных в "РС Magazine po polsku" [1], я описал многочисленные злоупотребления, которые могут быть допущены относительно разнообразных сетевых феноменов, а особенно я обратил внимание на создание компьютерных вирусов и антивирусных фильтров, когда постоянно идет борьба двух противоположных сфер, двух типов мышления программистов как новый вид борьбы "меча со щитом" [2]. Это совершенно естественный феномен, нет и речи о том, что применение самых строгих наказаний может отпугнуть от этого вида "преступных достижений" каких бы то ни было "хакеров". Мотивы их поступков в последние годы настолько изменились, что то, что было шалостями в сети отдельных лиц, заинтересованных в вероломном вторжении туда, куда "нельзя", например, в Пентагон или в компьютерную систему банка, увеличилось настолько, что переросло в регулярный информационный шпионаж, в котором участвуют не столько отдельные люди как любители, сколько специалисты, работающие за определенный гонорар.

Этих людей нового вида никто не называет "разбойниками на информационных дорогах". Американцы пишут о них как о "cyberburglars" [3], использующих сети (даже "контрсети") в глобальном масштабе. Противниками оказываются большие корпорации, правительства, генеральные штабы и научные центры, желающие сохранить в тайне самую новую, интересующую ученых и технологов ценную информацию. Тем самым, как средства атаки, так и средства обороны подвергаются все более энергичному, все более "многоэтажно" выстроенному и все более изысканному развитию.

Общие потери, которые ежегодно несут американские корпорации, проигрывая в поединке, точнее, в этой тихой электронной войне, специалисты оценивают в триста миллиардов долларов, то есть потери более-менее сравнимы с экономическими потерями в результате "нормальной" войны. Главными целями атаки являются отрасли, которые гордятся мировым господством, такие как компьютерная промышленность, сконцентрированная на производстве программ (software) и полупроводников, такие молохи, как фармацевтическая промышленность, и все центры, работающие на вооружение.

Несколько лет назад спутниковое (и не только спутниковое) телевидение показало историю парня, ученика средней школы, которому удалось проникнуть в компьютерный центр генерального штаба США (это было еще во времена существования Советского Союза) и почти развязать мировую атомную войну, так как компьютеры осуществили имитацию начала такой войны, которая "непосвященными экспертами и командирами" была принята за реальную атаку советских термоядерных боеголовок. Такие истории сейчас уже в прошлом и не только потому, что СССР подвергся коллапсу. Тогда телезрителей еще можно было попугать русскими и то, что "у Америки украли врага", как выразился когда-то один из российских политиков, тоже уже относится к истории. Сейчас уже речь идет не о возбуждении интереса зрителей, а, прежде всего, о военно-промышленных тайнах и первенстве в использовании самых новых открытий, в том числе и в сфере биотехнологий. Учитывая, что биотехнологии (хотим мы этого или не хотим, запрещаем это или не запрещаем) раскрывают свои "щипцы" для вторжения в человеческие организмы потому, что, вопреки всем благочестивым рассказам об исключительности и особом достоинстве человеческого тела, биотехника, а именно трансгенная инженерия и клонирование, доказывает нам, что из соматической клетки уже можно клонировать зрелое создание, и неважно, будет ли это теленок, овца или человек, - кражи на этом отрезке фронта человеческих "достижений" выглядят особенно грозно. Конечно же, толпы сценаристов, режиссеров и продюсеров (будь они неладны) уже готовятся к прыжку на это новое пространство для его использования до полного "превращения в сказку", чтобы средний зритель был не в состоянии отличить того, что является возможным, от того, что ни сейчас, ни в скором времени не будет возможно. Хочу здесь подчеркнуть, что перерастание Science Fiction в обычную "Science", которую можно реализовать в лаборатории, я пока оставляю в стороне (но когда-нибудь об этом поговорю). Я оставляю эту тему между SF и S серой зоной, покрытой молчанием, так как решил посвятить этот текст электронным подкрадываниям, подвохам, грабежам, злоупотреблениям, обману, или, говоря одним словом, - тихой войне, которая уже идет в мировом авангарде, особенно в США.

Кроме "гражданской войны" хакеров, состоящих на службе у могущественных мира сего, с "антихакерами", война ведется в международном масштабе, потому что многочисленные страны, как "враждебные" США, так и "дружественные", очень лакомы на американские новинки. Они делают все, чтобы где только возможно их подслушать, подсмотреть, расшифровать, поэтому и у ФБР, и у ЦРУ всегда есть масса новой работы, поэтому они вынуждены принимать на работу специалистов нового типа, "гуру", которые специализируются на кодах, антикодах, шифрах, и даже таких специализированных экспертов, которые могут установить, что перехваченное "закодированное сообщение" вообще не является зашифрованным текстом, а служит лишь дымовой завесой для растрачивая сил и времени ценных людей, и эта спираль, закручиваясь, уходит в недосягаемую высоту...

Больше всего пугает Интернет, так как он подвержен вторжениям умелых хакеров, которые, оставаясь анонимными, проникают в базы данных (data bases), продолжающие при этом нормально функционировать. В 1994 году группа российских хакеров украла коды и пароли клиентов Citibank, благодаря чему она смогла перевести десять миллионов долларов на заграничные счета. Шесть русских, как сообщал "NY Herald", все-таки были задержаны и признались в совершении преступления. По сообщению банка, удалось разыскать все деньги, за исключением 400 000 долларов.

Военачальники советуют создать оборонную антисеть, основанную, конечно, на шифровании, но из других источников известно, что шифр, используемый более одного раза, можно расшифровать, компьютеры помогут... Советуют также использовать трудные для разгадки или расшифровки пароли ("Нога является ухом руки"), а особенно советуют клиентам банка, ради Бога, не выдумывать паролей самим, а пользоваться компьютерными программами, которые могут предоставить "действительно удачные сочетания" букв, цифр, знаков. К сожалению, в конце концов оказывается, что самым простым источником доступа к запечатанным шифром тайнам может оказаться "внутренний информатор", например, озлобленный или оскорбленный сотрудник, контрактный работник, консультант, что также не должно нас удивлять, если мы вспомним, что метро в Нью-Йорке пытался заразить бактериями сибирской язвы (anthrax) ученый-микробиолог, лысый и бородатый, то есть не какой-то щенок, а "идейный экстремист", который подсчитал, что за один раз ему удастся убить каких-то 100 000 пассажиров. Если этика (напомню случай "унабомбиста", тоже якобы ученого, который от одиночества отправлял разным ученым посылки, разрывающие при распаковке тела и руки адресатов), в том числе в научной среде, сошла уже совсем на нет, трудно удивляться работникам каких-то банков, которые склонны за умеренную сумму поделиться известными им сведениями о шифрах, кодах и счетах с теми, кто хорошо заплатит.

Борьба и сопротивление протекают с использованием технических средств, которые одними используются как "отмычки" от Сезама, другими же для того, чтобы первых придавить и довести до преступления. Хотя секретом полишинеля является тот факт, что на потери, понесенные в результате вторжения в информационную сокровищницу секретов, например, о ценных бумагах или просто наличных деньгах, ни один банк слишком громко не жалуется, так как огласка потерь отпугивает клиентов.

Перечисление уже известных информационных сражений (как поединок "на саблях") можно было бы продолжать. Преступление, говорят специалисты-криминологи, сейчас может совершить каждый. Преступниками оказываются специалисты, имеющие контракты, или целые предприятия, которые должны обслуживать компьютерные системы: они как-то обслуживают их, а при случае крадут данные, которыми позже будут пользоваться третьи лица или организации. Впрочем, здесь мы уже отдаляемся от области преступлений, инструментами и жертвами которых являются, в основном, сети и их компьютерные узлы. С этим ничего не поделаешь, потому что, как и в сфере экономики, условием честной деятельности sine qua non [4] является просто ПОРЯДОЧНОСТЬ. Сеть дала людям, отношение которых к порядочности является скорее прохладным, очередной большой шанс. Слава Богу, что борьба США и СССР закончилась (хотя и не на 100 процентов). Однако не так однозначно обстоит дело с предсказаниями Фрэнсиса Фукуямы (Francis Fukuyama), который уверял, что, поскольку рыночный капитализм и демократия победили, то уже будет всегда одно и то же, то есть скучно. Все не так просто: я убежден, что СКУЧНО не будет НИКОГДА.

Написано в феврале 1998 года.

Опубликовано в "РС Magazine po polsku", N№ 4/1998.

Примечания переводчика:

1. В КГ, начиная с N№ 26/1999, было опубликовано 12 статей Станислава Лема из указанного журнала.

2. См. "Станислав Лем. Вирусы машин, животных и людей", КГ N№ 51/1999.

3. кибервзломщики (англ.)

4. обязательно (лат.)
Перевел с польского Виктор Язневич

© Компьютерная газета

полезные ссылки
Оффшорные банковские счета