...
...

Если бы я знал...

Принято считать, что история Интернет проста и незамысловата. Мол, посидели американские генералы и вдруг осознали, что стоит паре-тройке "ядреных" ракет более или менее точно попасть в нужные места, где сосредоточены узлы правительственной связи, - и все, связи больше не станет. А без связи, как известно, воевать невозможно. Вызвали эти генералы "ответственного за идеи" и поручили ему придумать решение задачи. "Ответственный" получил "фонды", нанял "штат" и создал ARPA Net. Вскоре к новой системе подключили ведущих частных поставщиков Пентагона, те, в свою очередь, - своих поставщиков, и получилась Internet. На самом деле все обстояло не совсем так, и в чем-то даже совсем не так.

Что касается Пентагона, холодной войны и ARPA Net, то тут все абсолютно верно. Но сие изобретение, как и все последующие, являлось столь же похожим на современную Сеть, как первый самолет братьев Райт на истребитель-бомбардировщик Су-27. На самом деле Всемирную Паутину изобрел Тим Бернерс-Ли, англичанин.

Как пишется во всех в мире мемуарах, "он был обычным мальчиком, разве что сорванцом, каких мало". Вряд ли он тогда вообще подозревал, какая "большая" судьба его ждет.

Он родился через десять лет после того, как американец Ванневар Буш официально пустил в ход термин "гипертекст" и обосновал его принцип. В "большом мире" уже взорвалась первая атомная бомба (в Хиросиме), английский премьер-министр в Фултоне произнес речь, с которой начался отсчет "холодной" войны, а Берлин разделила стена, ставшая олицетворением "железного занавеса". Следует также вспомнить еще Теда Нельсона, изумившего мир идеей "документальной вселенной".

Он предложил соединить все имеющиеся тексты гиперссылками, чтобы создать связи между всеми документами, тем или иным образом, связанными между собой. Правда, научный мир красоту идеи не оценил и даже подверг (и саму идею, и ее автора) весьма едким насмешкам.

Действительно, без вычислительной техники, которая бы взяла на себя осуществление связей, идея Нельсона являлась совершенно утопичной, а компьютеров (в нынешнем их виде) тогда еще не существовало.

В общем, в возрасте двенадцати лет Тим Бернерс-Ли, как ему и положено, пошел в школу. Точнее, в частную лондонскую школу Emanuel School. Каким учеником был сэр Бернерс-Ли, истории не известно. Можно предположить, что он ничем не выделялся из сотен тысяч школьников английских частных учебных заведений. Известно, что в 1976 году Бернерс-Ли закончил Королевский Колледж при Оксфордском Университете и стал ученым-физиком.

Видимо, учился он более чем нормально. Хотя, ничто человеческое ему не было чуждо, во всяком случае - увлечение компьютерными играми. Однажды его за этим делом "застукали", и за день до получения диплома Тим лишился доступа к компьютеру, за, так сказать, нецелевое использование казенного имущества. Надо заметить, что история великих личностей полна подобными инцидентами. Живет себе такой человечище и по нему вроде как и не скажешь... Ходит в школу. Пьет молоко. На девушек заглядывается. Потом случается нечто. Что-нибудь засунет куда-нибудь. Возьмет что-нибудь без спроса и поломает случайно. В общем, получается так, что человечище вдруг подвергается какому-нибудь наказанию, которое кардинально меняет его жизнь.

Интересно, какова была бы дальнейшая судьба ефрейтора Шикльгрубера, не попади он под английскую газовую атаку, или Ньютона, если бы в тот знаменательный день погода была дождливой и физик не оказался под широко известной яблоней? В случае с Бернерсом-Ли, эпохальным яблоком оказалось "отлучение от вычислительной техники". Заразившись "компьютероманией" свежеиспеченый физик очень захотел иметь свой "агрегат", чтобы ни от кого не зависеть. Сказано - сделано. Так как "пентиумов", к счастью, в те времена еще не было, в ход пошли (если верить всяким слухам, ныне выдаваемым за абсолютную истину) остатки старого калькулятора, черно-белый телевизор и микропроцессор М6800.

Кто сказал, что мир меняется? Новое - это хорошо забытое старое, что неоднократно подтверждено на практике.

Имея собственное чудо вычислительной техники, что, в особенности по тем временам, было крутостью неимоверной, амбициозный физик просто не мог не стать программистом. Надо заметить, что вычислительная техника в конце семидесятых годов была на самом, что ни на есть, подъеме. Специалистов - днем с огнем. Компьютеров - единицы.

Но что ни день - находится все новое и новое применение чуду вычислительной техники. В общем, Тим за этот период "отметился" и в Plessey Communications, и в D.G Nash Ltd., и в ряде других мест. В 1980 Бернерс-Ли решает, что в Великобритании ему "ничего не светит", и он съезжает на Континент.

Если первым шагом, подлежащим увековечиванию со стороны благодарных "интернетовских" потомков можно считать наказание за пристрастие к электронным играм, то вторым по праву является поступление на работу в лабораторию CERN (Европейская лаборатория физики элементарных частиц) под Женевой. Подписав сначала краткий контракт, Тим сумел там зарекомендовать себя с лучшей стороны и был принят на постоянную работу.

Работы оказалось чертовски много. Исследования требовали не только изобретательности и наблюдательности. Крайне важной оказалось способность постоянно держать в голове огромное количество самых разнообразных знаний, фактов и прочей информации. Не имея у себя особых способностей в этом плане, Тим решил переложить все это на плечи компьютера и написал программу "Enquire". Сегодня "Enquire" не вызывает ничего, кроме отеческой улыбки, а в начале восьмидесятых гипертекстовая база данных была просто откровением. Правда, сам Тим Бернерс-Ли воспринимал ее исключительно как самодельный вспомогательный инструмент для облегчения собственной жизни.

К 1984 году, поработав едва ли не над всеми проектами, имевшими место в CERN, от абсолютно фундаментальных до совершенно прикладных, Тим "нашел себя" в задаче, которую, кроме него, вряд ли кто вообще мог решить.

Представьте себе большую исследовательскую лабораторию, которая каждый божий день выдает сотни больших и маленьких открытий, миллионы научных фактов, а количество чисто прикладной информации вообще никакому учету не поддается. И все это нужно успевать не только систематизировать и документировать, но еще и быстро извлекать из общей массы исчерпывающие ответы на соответствующие вопросы. Лучшей области для применения "Enquire" трудно было придумать.

Однако, даже имея под рукой "Enquire", Тиму пришлось очень и очень несладко. Мало того, что ввиду крайне низкого быстродействия аппаратной части база обрабатывалась до жути медленно, так не до конца отработанной была сама идеология, что также сказывалось далеко не лучшим образом. А тут еще и извечный научный консерватизм, традиционно замешанный на своего рода мистическом ореоле, царящем вокруг фундаментальной науки вообще. Одна мысль, что маститый ученый, непревзойденный и заслуженный дока в той или иной области, собственными руками (а не руками своих помощников) будет еще и нажимать кнопки какой-то диковинной машины, уже являлась совершенно крамольной. Лишь бездонный энтузиазм и фантастическая работоспособность творческого коллектива, который собрал вокруг себя Тим, заставили выделить эту работу в отдельный обособленный проект с самостоятельным финансированием. Примерно в этот момент в проект вошел Роберт Каиллиагу, ставший вскоре одним из ближайших помощников Бернерса-Ли.

То, чем сегодня мы все пользуемся, родилось примерно осенью 1990 года, когда Бернерс-Ли для ОС NeXTStep написал первую серверную программу и первое пользовательское приложение-браузер. Идея Нельсона обрела, наконец, реальное практическое воплощение и сразу засверкала как крупный хорошо ограненный бриллиант. Результат произвел настоящий фурор и наподобие волны цунами прокатился по всему миру, достигнув вскоре Соединенных Штатов Америки, вовсю корпевших над своим проектом ARPA Net и едва только задумавшихся над общими контурами более глобальной системы, амбициозно названной Internet.

Понятное дело, что Америка считала себя непревзойденным лидером в передовых технологиях, так что немедленно между Новым и Старым Светом возникла ожесточенная грызня за право "первой ночи". Она автоматически прекратилась с переездом сэра Бернерса-Ли в Америку в 1994, чтобы возглавить кафедру в Массачусетском Технологическом Институте. Примерно в это же время возник консорциум W3C, который должен был взять на себя роль Хранителя Стандартов Всемирной Паутины, который также возглавил Бернерс-Ли.

Даже став известным и уважаемым ученым, признанным корифеем Сети, Тим Бернерс-Ли до сих пор остается личностью довольно-таки таинственной. Его профессиональная деятельность известна всему миру. Тим много ездит по свету, участвует в работе семинаров и конференций, продолжает совершенствовать идеологию Всемирной Паутины, читает лекции и до сих пор руководит кафедрой. При этом он продолжает оставаться "простым веселым парнем из Англии", которого каким-то ветром занесло в бывшие колонии. Зато в личной жизни он ведет себя как стопроцентный англичанин, у которого "мой дом - моя крепость". Самое забавное, что при всем этом о его вкладе в развитие человечества весьма и весьма "прозрачно" открыто говорят самые известные люди в современном мире вычислительной техники. Например, Эрик Шмидт, который придумал кроссплатформенный язык Java и является одним из руководителей Sun Microsystems, сказал так: "Бернерс-Ли - самый незаметный герой Интернета. В любой другой области за достижения подобного масштаба он, безусловно, был бы удостоен Нобелевской премии".

Любопытно, но, в отличие от других "первопроходцев", например, Билла Гейтса, Тим Бернерс-Ли не стал миллиардером. Он человек, мягко говоря, не бедный, но все же основу его "капитала" составляют многочисленные призы и прочие награды, которые он получил. Не в последнюю очередь это произошло благодаря стремлению Тима противостоять процессу коммерциализации Всемирной Паутины. Являясь, пожалуй, одним из последних представителей замечательной плеяды романтиков шестидесятых годов, людей с совершенно особенным мироощущением, открыв миру новый континент, он стал как бы вторым Христофором Колумбом, моральным хранителем этой неосвоенной территории. Он даже как-то признался, что страдает от того, как Паутину заносит, по его словам, "мусором". Но Интернет сейчас подвергается бурной экспансии, в которой "выживает сильнейший", и идеалистические представления оказываются порядком оттесненными к обочине.

Зато благодаря всему этому, и, в первую очередь, гению Тима Бернерса-Ли, мы все теперь имеем Интернет... Я бы за это выпил.

Александр Запольскис

© Компьютерная газета

полезные ссылки
Оффшорные банковские счета