...
...

Станислав Лем. Мегабитовая бомба

Название этого завершающего книгу раздела, взятое из изданной в 1964 году "Суммы технологии", прошествие времени несколько расширило по тематике. В то время я прежде всего имел в виду рост общедоступных суммированных данных науки, в первую очередь ее точных направлений, а именно: физики, астрофизики, биологии, геологии, антропологии и так далее. Уже только само возникновение, достаточно спонтанное и, наверное, необратимое, что первоначально не предполагалось, сетей, опутывающих, с различной частотой соединений, электронно нашу планету, требует новым взглядом охватить ресурсы лавинно нарастающей информации. Ориентировочно её количество оценивается сейчас как НЕ МЕНЕЕ, чем 10 17 битов, и при сохранении, без сомнения, темпов роста сразу же после 2000 года её будет (опять "не менее") В ДВА РАЗА БОЛЬШЕ. При этом информация не является какой-либо постоянной или застывшей в громадах библиотек, институтов университетского типа, военных штабов или бирж и банков, но скорее информацией В ПОСТОЯННОМ ДВИЖЕНИИ, перемещающейся в гуще сети, создающей World Wide Web, или паутину сети, неустанно расширяющую свои всё более многочисленные применения. "По топорному" всю её можно было бы подвергнуть таксономизации, разделяя (по грубому) её микро-, макро- и мегаизмерения (или виды). Огромные массивы накопленных человечеством знаний превысили - даже в виде наирадикальнейших сокращений - емкость мозга отдельно взятой личности. Нужно также сказать, что сама ЛЕГКОСТЬ доступа (не только в сети) к каким-либо данным ни в коей мере не улучшает ситуацию "привлекательности" знаний. На ухудшающееся положение вещей оказывают влияние различные факторы.

Во-первых, загрязняет информационную среду страшное количество глупости и обмана. Глупость своим распространением обязана наземным и спутниковым телевизионным сетям, поступая с передатчиков, количество которых постоянно увеличивается. Похоже на то, что в наступающем времени или произойдёт радикальное "раскусочивание" телевизионного вещания на отдельные направления (что уже понемногу наблюдается), или государство законодательно будет вынуждено отсеивать глупости. В настоящее время недопустимой является только визуализация некоторых, признаваемых патологическими и неприемлемыми, вариантов сексуальной активности людей (с педофилией во главе) и то, что составляет военно-политические, локально охраняемые государственные секреты. В то же время типичными являются оглупления, к которым принадлежат внечувственные явления, от телепатии до телекинеза, через ясновидение, на астрологии заканчивая, с её многократно доказанной фиктивностью привлекательной лжи, а также переизбыток телевизионных зрелищ тематики science fiction происхождения из Северной Америки, суммарный просмотр которых позволяет признать Вселенную за громадину, переполненную разумными (однако чаще глуповатыми) внеземными цивилизациями, с которыми Земля контактирует в конфликтах, легко приводящих к "звёздным войнам", а говоря в общем, показывая земным зрителям Вселенную как гипер-супербойню межкультурных столкновений, при этом роль в прошлом невинных (ибо, как и задумано, легко распознаваемых) реквизитов играют псевдонаучные приспособления: лучи "тянущие" ( tractor beam в Enterprise) и уничтожающие, также и специализировано оформленные небылицы (Superman, Batman, Spiderman и т.п., с женскими "антисексистскими" вариантами), кроме этого любимая тема криминальных расследований, в которых "начинается с трупа", а речь идёт о ранспортировке наркотиков, нападениях, похищении заложников, поиске взрывных устройств, которые управляются (часто) на расстоянии и т.п. Репертуар полностью диктуется "смотрительными предпочтениями" зрительской аудитории, желания которой практически (как в Германии) контролируют исследовательские приспособления (Einschaltquoten). Количество действительно заслуживающих внимания загадок и тайн, так же на Земле, как и в Космосе, огромно, но не привлекает оно ни продюсеров, ни сценаристов, ибо будто бы люди желают себе только летающие тарелки и агрессивных космических пришельцев. С точки зрения того, что рынок диктует кинематографистам поведение и королём рынка является касса, на раскрепощенность воображения сценописателей наложены мощные ограничения. Все работают, запряжённые в кассу, и уже не до разума или хотя бы до невинной сказочной мифологии. Уже само TV стало невероятным пожирателем, который почтенные легенды и сказки перерабатывает и, протащенные через пресс упрощений, высылает на орбиты бомбардирующих нас оттуда передатчиков. Считаю, что слабые окрики протеста, вырывающиеся с уст немногочисленных психосоциологов, ничего не сделают. В то же время направления НЕКОДИРОВАННОЙ сексуализации, насаждающие (по крайней мере) ненавязчиво любовный привкус, загрязняют уже всевозможную рекламу. Официальный девиз не звучит "Телевидение призывает к преступлению и насилию", но с нарастающим ускорением движемся в этом направлении.

Во-вторых, источники информации, зависимые от развития науки, а на рынке доступные в полупопулярных периодических изданиях (французский "Science et Vie", американские "Scientific American", "Discover"," American Scientist", "Astronomy") предоставляют данные, которые с наивной безкритичностью не следует принимать на веру уже хотя бы потому, что то, что в них часто приводится, имеет достаточно типовой налёт сенсационности, чтобы "было вкуснее". С этой целью живущие исключительно в какой-нибудь более или менее профессиональной голове идеи, проекты, надежды или откровенно выдуманные под влиянием направлений сиюмоментной моды явления (квантовый компьютер, который работает в "безвременьи"), гипотезы, противопоставляемые важным достижениям того или иного направления науки, полученные не из исследовательского материала, а высосанные из пальца или взятые с потолка, можно найти на страницах таких периодических изданий, а в последнее время уже "добраться" до их тематического пространства через Интернет. Очевидно, что новые гипотезы, которые укрепляют сердцевину научной точки зрения, должны появляться, но не в ореоле разукрашенного и наглого рекламирования, которое надежность экспериментов заменяет видением чудесно приближающейся эры "посткомпьютерных самоусовершенствований". Особенно идеи, направленные к милитаристам и к исходящим из космоса угрозам нашей планете, и панроботизационные пророчества вдалбливаются нам через глаза в головы, подобно тому, как корма впихиваются в туши несчастных гусей, им - чтобы их печень подверглась патологическому ожирению, нам - чтобы посмотрели, приобрели, прочитали и поверили.

Таким образом, информации с каждым разом всё больше. Усиливается направление искажения и превознесения достижений точных наук (физики, космогонии, космологии), а если удастся клонировать мышей, овец или телят, появятся - я не осуждаю, а просто сообщаю - уверенные заявления, что люди и служащие для их выздоровления пересадочные органы (или "запасные части") уже скоро начнут поставляться на медицинском рынке. Модной также является болтовня о подключаемых к нашему мозгу "чипах", которые сделают из поедателей хлеба разносторонних гениев. Лично я от этого страдаю, так как разные подобные банальности загрязняют мне сервер, как подключённому (К СОЖАЛЕНИЮ) к Интернету. Правда в том, что нет "электронного носа" для отсева пустых утверждений от предчувствующих приходящую правду, и тем самым каждый из нас обречён на выбор согласно собственной интуиции.

Кроме этого, начинают командовать парадом: А) теория хаоса (нелинейная или частично линейная) - с небольшого начального изменения неохватно большой разброд впоследствии (конечный), В) уже противоречивая теория катастроф, С) насыщенная поправками неодарвиновская теория естественной эволюции. Значение имеет следующий вывод из этих разнообразий: человек всегда исходил из как можно более простого предположения (и эстетично употребительного), а затем, продолжая познавательное движение, был вынужден постоянно усложнять первоначально присвоенный образ. Комплексность постоянно растёт во всех областях эпистемы (сферы познания - В.Я.), иногда скучно и бесплодно, как гуманитарные "моды".

Искренне наивным хвастовством являются всё более часто читаемые заявления, что уже скоро будет построен кот-робот и что от кота-робота до разумного робота дорога будет не страшно далёкой. Это неправда. Роботизированный кот будет наверняка мурлыкать, но из мышей, которых он не поймает, никто паштета не изготовит. Наша современность удивительно влюблена во всякую дешёвую серость и лишь бы какое искусство, например, упаковывание кафедр или башен и мостов в бумагу. Если можно ВСЁ представить как искусство, то искусство уже нигде нельзя будет найти.

Таким образом, ускоренный разрыв мегабитовой бомбы превращается на моих удивленных глазах в гига- или терабитовый взрыв, в котором небольшие осколки "неизбитой правды" (например, смертность всех нас) взмываются в небо как мыльные пузыри. А выхватыванию "того, что существенно" служит у человека около ста миллиардов нейронов. Хотя никто этого точно не подсчитал, но как меня учили десятилетиями, "только" 12 миллиардов нейронов имеем в черепной коробке. И это есть то волшебное зеркало, в котором должен отразиться весь мир. Незнания начальных данных никто уже стыдиться не должен, особенно философ, копающийся в прошлом нашего вида. Демографическая бомба скорее всего не взорвётся, так как рождаемость в мире уменьшается (хотя и неравномерно). В то же время информационная бомба уже взорвалась и находится в состоянии полёта осколков. Сеть связи не поможет. А "artileсt'ы" (от artificial intelect - В.Я.)? Украшенная новыми названиями, или прозвищами, искусственная интеллектуальность перво-наперво, заметим, не существует, а если и возникнет, то с многочисленными допущениями. Может, это и лучше, что её пока нет.

Можно, конечно, говорить о неосуществимости того, что in abstracto возможно. Считаю, что человечество никогда не объединится, а это было бы последним условием для начала реализации идеи, которую доминиканец O.Dubarle выдвинул в 1948 году в "Le Monde" после появления "Кибернетики" Норберта Винера, а именно для конструирования "машины для управления всем миром". Ни простые люди не согласятся на такого Хозяина Земли, ни a fortiori (тем более - В.Я.) политики, от которых сверх их умственных способностей и талантов руководителей возросла зависимость человеческого бытия. Что в целом не уменьшило их амбиции или желания обладания властью.

ХХI век будет иным, чем его многочисленные сейчас предвидения, украшенные жемчужинами удивительных идей. Возможно, он будет более жестоким по сравнению с нашим кровавым столетием. То, что изначально глобально, плохо подлежит предсказаниям (как распад СССР, триумф биотехники или объединение в сеть всей связи мира). Может быть, мир действительно не имеет края, но мы сами пропасть, а поэтому край создадим.

Перевод, комментарий и фото Виктора Язневича

© Компьютерная газета

полезные ссылки
Термокожухи для камер видеонаблюдения