...
...

Да пусть он реет, этот "роджер"

На днях подтвердились многочисленные слухи о том, что в нашей республике, наконец, всерьез взялись за электронных пиратов и даже учредили специальную правительственную комиссию для координации усилий и повышения их эффективности. В связи с этим я хочу задать вам, уважаемые читатели, один, в общем-то простой, вопрос: а что такое есть "электронное пиратство" и насколько нам с вами нужно с ним бороться?

Как известно, любое явление или событие имеет, как минимум, две стороны: видимую каждым внешнюю и далеко не столь очевидную внутреннюю. Например, каждый ребенок знает, что были такие конкистодоры, которые в погоне за несметными сокровищами воображаемой страны Эльдорадо огнем и мечем прошлись по Центральной Америке. В итоге было убито или умерло насильственной смертью что-то около 90% местного населения. Несколько сотен тонн золота перекочевало из Нового Света в Старый, еще больше - потонуло в бурных водах Карибского моря. Кроме того, без малого на двести лет затянулась вакханалия пиратства. Однако мало кто обращал внимание на тот факт, что практиковавшийся в то время в Европе экстенсивный способ развития экономики привел к значительному перенаселению континента, чему не смогли воспрепятствовать ни многочисленные эпидемии заразных заболеваний, ни внутренние войны, ни крестовые походы. Избыток населения, как тот пар, искал выход, который и появился в виде огромного нового континента, заселенного беспросветно отсталыми в промышленном отношении народами. В общем, мне кажется, раз уж всерьез заходит речь о законодательном преследовании "электронных пиратов", то не помешает разобраться, что, собственно, это пиратство из себя представляет.

Обычно под этими самыми пиратами подразумеваются этакие злобные и беспринципные дельцы, стремящиеся любой ценой "зашибить длинный бакс", без зазрения совести ворующие некую таинственную "интеллектуальную собственность". Не станем спорить, общепринято, что "воровать нехорошо". Однако нельзя не признать, что с тех пор, как некто написал на бумаге десять заповедей, названных библейскими, окружающий нас мир значительно переменился. Он стал не в пример сложнее, и для его регламентации пришлось придумывать многочисленные законы, в которых сейчас путаются даже сами юристы. Тем не менее, при всей силе той же американской и европейской полиции, при отлаженной системе судов, при наличии могучих частных охранных систем 8% промышленных товаров, от часов до банальных бельевых резинок, являются подделками. 8 - это вроде как мало, но если переложить цифры на конкретные штуки или погонные метры, то итог выйдет более чем впечатляющим. Однако это еще далеко не вся картина. Примерно половина таких подделок выполняется с достаточно высоким качеством, хотя и из менее дорогих материалов, что в сочетании с куда более низкой ценой однозначно на руку потребителю. Таким образом, лишь три-четыре процента мирового объема производства действительно подходит под определение откровенного мошенничества, так как не выдерживает никакой критики.

В мире электроники дела обстоят иначе. Цифровая копия ничем не уступает оригиналу. Таким образом, реальные затраты приходятся не на процесс тиражирования, как, например, при производстве молока или детского питания, а на этап разработки. В общем, декларируемый принцип, исходя из которого любой, кто сделал копию без разрешения, - вор (на современном новоязе - пират), реальное положение вещей, откровенно говоря, не отражает. Купив в магазине пару штиблет, вы, как минимум, сразу видите практически все их достоинства и недостатки. Кроме того, вы можете там же их обуть и пойти дальше без какого бы то ни было дополнительного обучения. Если же товар окажется бракованным, вы имеете реальную возможность вернуть его в магазин, заменить на аналогичный или получить назад потраченные деньги. Это не говоря уже о возможности подать в суд на производителя и получить компенсацию. И это нормально. Производитель вкладывает деньги в товар и вполне обоснованно рассчитывает на получение прибыли. Мы, как потребители, также желаем за свои деньги купить надежный и качественный товар. В результате получается взаимовыгодная "ничья", стабильность которой обеспечивает то самое законодательство и вся судебная система.

А что, скажите мне, должно защищать "антипиратское" законодательство? В теории - писателей, художников, музыкантов, студии звукозаписи, разработчиков программного обеспечения, конструкторов, "киношников" и прочих работников "свободных профессий". На практике подобное объединение столь же бессмысленно, как "сводный хор хищников и травоядных". Законодательство, направленное против пиратов, защищает реальных производителей, следовательно, ситуацию нужно рассматривать прежде всего именно с такой точки зрения. И картина получается прелюбопытнейшая.

Единственные, кто действительно имеют шанс выиграть от новой государственной инициативы, это писатели, художники и музыканты, просто потому, что они "у нас" есть и на результаты их труда существует реальный спрос. Нельзя сказать, будто "клиент валит косяком", но многие "с этого" неплохо живут, а после "введения мер" станут жить еще лучше. А вот за благополучие ВСЕХ пользователей вычислительной техники и программистов я не поставлю и "рваного рубля". Тот факт, что постсоветское пространство является одним из ведущих поставщиков компьютерных специалистов высокой квалификации (и чем "мы" откровенно гордимся), вовсе не означает, будто мы действительно столь гениальны. Просто в развитых странах стоимость программного обеспечения не только равна цене персонального компьютера, но и значительно превосходит ее. Любому, кто сомневается, я советую взять бумажку и подсчитать в столбик, во что обходится операционная система, стандартный набор офисных приложений, и прочее ПО, которое "стоит" буквально на каждой машине. "Они" просто не могут позволить себе выбросить "на ветер" несколько тысяч долларов ради сомнительного удовольствия обладать обширной коллекцией разнообразных программ. Как показывает практика, реально лишь небольшой процент подобных коллекционеров действительно хорошо осваивает их. Остальные могут позволить себе стать более или менее достойными специалистами исключительно потому, что идут к пиратам и отделываются всего "пятеркой", вместо нескольких десятков тысяч долларов.

Но это не просто одна бумажка небольшого достоинства. Не хочу показаться чрезмерно патетическим, но на данном этапе мы хоть что-то из себя представляем только благодаря пиратам. Их можно не любить, их можно даже высокомерно презирать, но кто из вас способен выложить пять сотен за Photoshop? А без массового применения программного обеспечения теряет смысл и вся вычислительная техника как таковая. А "схлопывание" рынка ВТ приведет к неизбежному скатыванию в "каменный век", нравится вам это или нет. Стоит нам усилить борьбу с компьютерным пиратством и появится реальный шанс оказаться в самом что ни на есть ваку-уме, ибо "у нас" нет ни одного достойного игрока, способного сражаться с мировыми гигантами "на равных", пусть даже в начинающей категории.

Можно возразить, мол, появлению таких игроков препятствует тотальное пиратство, полностью сводящее на нет любую инициативу. Что ж, давайте обратимся к историческим примерам, ибо сей велосипед изобретать беремся мы не первые. Были в недавнем прошлом две страны, чрезвычайно близкие по населению и прочим параметрам - Япония и Южная Корея. В обеих в свое время отчаянно воровали все подряд, от торговых марок до технологий. Достаточно было в украденное внести крохотную доработку и результат считался легальным. Понятное дело, ни в Европе, ни в Америке такое не могло понравиться, и эти страны всячески давили на правительства Японии и Южной Кореи в плане скорейшего принятия мер для борьбы с пиратством. Япония сопротивлялась отчаянно и приняла жесткие законы только после того, как соответствующие области, являвшиеся исконным пристанищем местных пиратов (фармацевтика, электроника, отделочные и конструкционные материалы и т.д.), настолько окрепли, что смогли сами получить выгоды от новых правил игры. Проигравших оказалось много, но ими были лишь те, кто действительно "косил капусту" на воровстве, а те, кто использовал краденные технологии только как опору для самостоятельных разработок, вскоре стали лидерами как в самой Японии, так и в мире. Полагаю, нынешние представители американского автомобилестроения и радиоэлектронной промышленности вряд ли довольны полученным результатом.

А вот Южная Корея поступила наоборот. Надеясь на иностранные инвестиции и привлекательность своей дешевой рабочей силы, эта страна пошла на поводу у демагогических представлений и приняла антипиратское законодательство, толком не дождавшись должной готовности своей промышленности. В результате, некогда лидировавшие высокотехнологические отрасли, как, например, та же фармацевтика и электроника, тут же "легли", будучи задавленными лицензионными выплатами. Страна полностью потеряла свои позиции. Лишь спустя почти полтора десятилетия крупные местные финансово-промышленные группы, "поднявшиеся" на кораблестроении, на жилищном строительстве, на транспортных перевозках и международных финансовых операциях, опять вернулись к утерянным было областям. Свободные деньги нуждались в новых сферах вложения, и таким концернам, как Daewoo, LG и другим нынешним лидерам, опять "стало интересно" попробовать свои силы в бытовой электронике, например. Только пришлось заплатить достаточно высокую цену, так как серьезных денег стоило буквально все, от технологического оборудования до использованных патентов. Да и был у них рынок, согласный потреблять пока еще не слишком качественную, но дешевую продукцию. Ради прорыва в "международную лигу", ради того чтобы определение "корейский" стало не менее уважаемо чем, например, американский или японский, пришлось дополнительно потратить еще около семи лет титанических усилий, множество денег и мобилизовать все возможности Южной Кореи как государства, заставив правительство жестко лоббировать интересы своих производителей.

Две одинаковые страны, две одинаковые ситуации, два разных решения и, естественно, два разных результата. Сегодня мы стоим у начала того же пути. Избалованные нами же иностранцы нашу страну представляют не иначе, как Карибским морем семнадцатого века. Для них мы - обычный рынок, который их продукцию потребляет, но деньги за это не платит. Эти ребята с лихостью хорошего иллюзиониста умножают годовой объем продаж персоналок (примерно 300 000 штук) на цену "по прайсу" стандартного набора ПО, которое инсталлируется практически на каждую "машину". Примерно $1500 на 300000, получается $450000000. ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ В ГОД! Да стреляют за куда меньшие деньги... И это только, так сказать, первое приближение. Названная цифра не учитывает стоимости апгрейдов, которые "у нас" производятся едва ли не раньше, чем эти апгрейды разрабатываются. Да и всякие дополнительные программы, типа графических редакторов, САПР, СУБД, служебных утилит и антивирусов, эти деньги также не включают, хотя тот же AutoCAD стоит значительно дороже MS Office. В общем, на круг, получается что-то близкое к миллиарду в одной только маленькой Беларуси. Эта цифра, как журавль в небе, устраивает всех. Производителей потому, что позволяет вполне достойно обосновать свою "высокую обеспокоенность" и их требования "навести порядок". Наших законодателей потому, что это вроде как объем продаж, с которого можно взимать столь необходимые стране налоги. Наших дипломатов потому, что даже самое незначительное телодвижение, типа налета взвода ОМОН на никому не известный рынок, можно представлять как неопровержимое и достаточно авторитетное свидетельство высокой решимости "покончить с этим безобразием". Тот факт, что называемые цифры совершенно ничего не отражают, волнует, похоже, лишь отдельных обозревателей. Какая разница, пираты воруют ежегодно миллиард или только полмиллиарда? Сколько бы там ни было, с этого нужно собирать налоги. Причем никто, похоже, не обращает внимание на комизм ситуации: чем строже будут обращаться с компьютерными пиратами "у нас", тем больше станут прибыли "у них". Нет, та же Microsoft Corporation все равно не получит декларируемые ею суммы, которые крадут пираты. Однако даже десятая доля от этой ловкости рук уже является приличным "кусочком". Как шутят в американском Конгрессе: миллиард там, миллиард тут - глядишь, вскоре наберется порядочная сумма.

А мы, то есть потребители, от ужесточения антипиратских мер только потеряем. И без того не дешевое ПО, будучи обложенное местными налогами, неизбежно подорожает на 30-50 процентов, что сделает его еще менее доступным. Не стоит сбрасывать со счетов и стандартную для западного рынка политику ценового слалома, когда продажа чего-то нового начинается с совершенно однозначно завышенных цен и лишь многим позднее заканчивается торговлей по себестоимости и массовыми распродажами. В сочетании с нынешними реалиями для нашей страны это обернется быстро растущим технологическим отставанием, так как свежий "софт" станет более или мене доступным на два - три года позднее, чем для европейцев или американцев.

Потом, давайте говорить честно: в нашей стране применение передовых цифровых технологий экономически невыгодно. За всю мою богатую практику я не видел ни одного предприятия, в котором администрация сократила бы персонал за счет внедрения новых компьютеров или программ. Точно так же лишь единицы смогли получить реальную пользу от интенсификации производства после установки нового цифрового оборудования. Как ни печально это признавать, но львиная доля компьютеров в нашей стране приобретается по одной простой причине - "так надо". Как-то не модно нынче секретарше печатать документы на пишущей машинке и уж понятно, что солидный компьютер обязан непременно стоять на столе директора предприятия. Никого не волнует тот факт, что практического улучшения от этого не происходит. Стимулом к развитию в подобных условиях остается ТОЛЬКО дешевизна и легкодоступность программного обеспечения, так как, например, печатать на компьютере, несомненно, удобнее, чем любым другим способом, и для достижения этого достаточно потратить всего-то долларов 500, а заодно и в игры на нем поиграть. Сохранится ли подобное положение вещей, если, кроме этих пяти - семи сотен, государство заставит потребителя платить еще примерно по "штуке" за КАЖДЫЙ комплект ПО для КАЖДОГО компьютера? Совершенно определенно - нет.

Из всего сказанного следует только один вывод: на данном этапе предпринимать какие-либо меры в области борьбы с компьютерным пиратством не только излишне, но даже вредно как для государства вообще, так и для потребителей в частности. Музыка или литература - это совершенно другие области, там действуют другие правила и другое "распределение сил", они уже объективно "дозрели" до перехода в "профессиональную лигу", так как вместе с зарубежными исполнителями и звукозаписывающими компаниями реальную прибыль получит огромное количество и местных. А вот мир компьютеров трогать пока слишком рано, если, конечно, нас интересует "конечный результат". Пусть зарубежные софтверные компании возмущаются хоть до позеленения, это их проблемы. Более того, несмотря на яростную критику, они вкладывают деньги в легальную локализацию своих продуктов и делают это ударными темпами, что никак не может свидетельствовать о тех огромных убытках, которыми мотивируется столь масштабная шумиха.

Если "мы" хотим в этой игре остаться "при своих", то путь у Беларуси всего один, причем он объективен, следовательно практически не зависит от конкретных людей. Сначала должны возникнуть условия, при которых применение компьютеров и компьютерных программ будет давать однозначный и значительный финансовый выигрыш, что сформирует устойчивый спрос на оборудование, программное обеспечение и специалистов. Только тогда возникнет для разработчиков ПО реальная перспектива создания собственных продуктов исходя из коммерческой целесообразности. Только тогда, и не ранее, возникнут действительно "жизнеспособные" творческие коллективы, УЖЕ профессионально разрабатывающие коммерческий "софт". Вот когда такие фирмы появятся, когда они найдут свои ниши, когда они станут создавать собственные сбытовые сети, только тогда можно будет выдать "неограниченную лицензию на отстрел компьютерных пиратов" и это принесет действительную пользу.

А пока, все, что делается в этой области, сильно смахивает на попытку заранее натренировать высоко-классных пилотов задолго до того, как конструкторы выдадут "на гора" первый самолет. Может, кому-то и кажется логичным предположение, что потом, когда сами самолеты появятся, уже обученные пилоты за день-два освоятся с "тонкостями" и мы одним прыжком получим огромную армию асов. Однако лично я склонен считать, что сколько-нибудь толковую инструкцию для путешественников во времени можно написать не раньше, чем подобные путешествия станут реальностью.

Стало быть, пусть пока остается на мачте тот самый "веселый роджер". Спускать его не подошло время, а приезжие гости могут считать это обычным элементом заморской экзотики.

Александр Запольскис


© Компьютерная газета

полезные ссылки
Ремонт ноутбуков, компьютеров, мониторов