...
...

Джентльмены удачи

Джентльмены удачи

Вот что уж действительно трудно понять, так это отношение к пиратству как таковому. Никто не желает стать жертвой пиратского налета, но все мечтают пошататься малость под веселым Роджером. При этом мало кому приходит в голову, что есть в этом нечто странное.

Взять, к примеру, пиратство компьютерное или аудио-видео. Скажу сразу, эта статья возникла не сама по себе. В редакцию газеты пришло письмо одного читателя, сильно озабоченного тем, что недостаточное, по его мнению, уделяется внимание компьютерным пиратам. Правда, нам так и не удалось разобраться в отношении к затронутой проблеме самого автора, слишком все перемешано. Одни вопросительные и восклицательные знаки. Прямо-таки не письмо, а прокламация. Однако стоит заметить, что вопрос этот действительно интересный. Если не ворошить мировое сообщество и не нырять в глубины Интернет, а рассмотреть электронное пиратство, так сказать, вообще, то получается нечто жутко противоречивое.

С одной стороны, пиратство есть обыкновенное мошенничество, скрещенное с грабежом на большой дороге. Талантливые программисты стараются, тратят время и здоровье, ночами не спят, программы полезные пишут, но ничего за свой труд не получают. Все потому, что злые и беззастенчивые пираты крадут результат их труда и за гроши тиражируют в неимоверных количествах, а потом продают за полпроцента реальной стоимости этих программ. Любая софтверная "солянка" на компакт-диске сейчас стоит около четырех долларов, а если тот же набор купить у производителей, то едва ли удастся уложиться в две тысячи долларов. Четыре сотни стоят только девяносто восьмые окна в комплекте с девяносто седьмым офисом. Спрашивается, чем не грабеж?

Правда, по другую сторону баррикад также не ощущается недостаток в аргументах. Первый, самый трудно оспоримый, дают сами разработчики исходного кода. Стоит один раз внимательно прочитать любое лицензионное соглашение, как возникает стойкое ощущение, что вы сели играть в наперсток с шулером. Ни одна софт-верная компания не несет никакой ответственности за результаты применения ее программ. У покупателя накрылась операционная система, прикладной пакет уничтожил клиентские данные за последний квартал, после установки нового софта ни одна старая программа не работает? Так это ваши проблемы, господа. Чай, не маленькие, должны понимать, что потраченные деньги никто возвращать не собирается. Тем более, что торговая схема вообще исключает какой-либо контакт между разработчиком и потребителем. Кому предъявлять претензии? Мелкий местный дилер всегда может ускользнуть по той простой причине, что он в разработке данной программы не участвовал и сам является стороной потерпевшей, так как доверился лживой рекламе разработчика. Достучаться до той же Microsoft Corporation не легче, чем долететь до Луны. Даже если удастся найти в огромной компании одного крайнего, то в суд его приволочь не удастся. Клиенту быстро и аргументированно докажут, что они тут ни при чем и что именно местный дилер должен был все рассказать и обо всем предупредить.

В принципе, достаточно высокую стоимость лицензионного программного обеспечения можно оправдать получением многочисленного дополнительного сервиса. В Соединенных Штатах можно без труда и совершенно бесплатно позвонить в службу технической поддержки и получить необходимые консультации. Не бог весть что, но зачастую помогает решить большинство возникающих проблем. Только это в США. Во всех остальных случаях реально клиент не получает всех этих дополнительных удобств. Согласен, мне, как газетчику, такое положение вещей, в принципе, на руку. Иначе кто бы стал покупать компьютерные газеты и журналы? Только софтверные компании вовсе не стремятся делиться доходами с прессой, хотя не только прямая реклама проталкивает программы на рынок.

Таким образом, вроде бы все правы. Одни требуют защиты от воров, другие громко обвиняют первых в мошенничестве. А мир тем временем живет и программами пользуется. Вот я и задался целью посмотреть, как "мы" относимся к проблеме электронного пиратства.

Как это ни покажется странным, а электронное пиратство не только имеет под собой огромный объективный фундамент, но и вообще инициировано самими ограбленными. Как только твердые носители данных подешевели до уровня грязи (алюминиевая матрица для компакт-диска стоит около пятнадцати центов), то публиковать, например, книги на CD стало куда выгоднее, чем на бумаге. При всех недостатках чтения с экрана, один крохотный компакт с лихвой заменяет пару-тройку кубометров (!) бумажных книг (www.tm.ru/ inf_0997.htm, ЭЛЕКТРОННАЯ КНИГА, Вячеслав АЛЕКСЕЕВ). Честно говоря, идея электронных книг по вполне понятным причинам благополучно провалилась, однако сам факт возможности что-то скопировать, записать на дискету или компакт-диск и потом продать был замечен и взят на вооружение.

Прежде всего это сказалось на аудио и видео продукции. Сколько, на самом деле, стоит песня? Скорее всего столько, сколько слушатели согласны заплатить за ее прослушивание. Но это понятие является относительным. Где-нибудь в деловом центре Хьюстона входной билет за пятьдесят долларов будет куплен, что говорится, походя, там средняя зарплата в пять-восемь тысяч долларов в месяц позволяет подобные расходы. Другое дело - пятьдесят долларов в Минске... можно неделю весьма неплохо жить на них. Я вовсе не намерен выжимать жалостливую слезу, просто сама Америка прошла уже по этому пути. Первые видео и аудио кассеты стоили дорого и далеко не каждому американцу они были по карману. И почти сразу в законопослушных Соединенных Штатах возникли подпольные студии нелегального копирования. Правда, "там" прокатчики и сами кинокомпании быстро осознали свой просчет и за каких-то два года снизили цены до копеечных, по местным меркам. Это возымело на пиратов куда большее действие, чем все акции ФБР вместе взятые. Лишь только потом стало возможным найти и добить самых закоренелых и закостеневших нарушителей.

Мы идем по тому же пути. И чем быстрее станем шевелить ногами, тем быстрее придем к заветной цели. Пока разница между левой кассетой и лицензионным товаром составляла полтора-два порядка, ОМОН напоминал Сизифа, напрасно катящего камень. Принося доход, кое в чем сравнимый с продажей наркотиков, электронное пиратство представляло куда меньшую опасность, и правоохранительная система не особенно-то и старалась. Другое дело - сейчас. Разрыв между качественным товаром и халтурой пока велик, но все же сократился до ста-ста пятидесяти процентов, что, с одной стороны, резко снижает доходность данного вида пират-ства как такового, а с другой - уже стимулирует самих пиратов помалу легализовывать собственный бизнес (www.ortv.ru/ news/ter_law/moskom1.htm, ПРОКАТЧИКИ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ, Артем РЯЗАНЦЕВ, Алексей КОМАРОВ).

Прошу заметить, налицо простая и очевидная тенденция: как только что-то полезное переходит на нормальную экономическую основу, - пиратство в этой области неизбежно уступает место нормальному легальному бизнесу. Скажите, хоть кто-нибудь задумывался в советские времена, что каждая копия магнитофонного альбома Владимира Высоцкого официально называется пиратской? А все потому, что о деньгах никто не задумывался. Потом прокатчики задумались и... с удивлением обнаружили вокруг откровенно пиратское окружение!

Примерно аналогичным образом обстоят дела и в области программного обеспечения. Программистские компании, как западные, так и отечественные, сами стимулируют пиратство. И дело тут вовсе не в отсутствии встроенных средств защиты. Их не так уж и сложно обойти. Вы когда-нибудь задумывались над тем, что Windows 3.x не слишком отличалась от Windows 95? Всего три, максимум четыре, года назад нам обещали практически идеальную операционную систему для массового пользователя. Однако за это время вышли аж четыре версии девяносто пятых окон, не считая локализованных версий, и за каждую из них, если по-честному, надо платить. А теперь Microsoft Corporation вообще размахивает Windows 98. Это если не учитывать эпопею с Windows NT. Причем зачастую клиент вынужден выкладывать дополнительные деньги, потому как ВСЕ производители софта участвуют в гонке. Вам нежен более автоматизированный графический пакет? Да ради бога, только вам нужно обязательно поставить новую операционку, заметить компьютер и купить другой рабочий стол улучшенной конструкции. Не расстраивайтесь, зато кресло можете оставить пока старое.

Как говорится, и коню понятно, что человек нормальный, если он начнет обновлять программы по мере выхода свежих версий, три четверти рабочего времени потратит на постоянную переустановку чего-нибудь. Вопрос: а когда он будет зарабатывать деньги на все эти радости? Это-то как раз и является основной питательной средой для электронного пиратства в области программного обеспечения. Впрочем не стоит думать, что пиратам в этой жизни приходится так уж и легко (www.mrcpk.nstu.nsk.su/tc/win/11dec97/kin_ cab2.htm, Судьба пирата, или Оборотная сторона сладкой шоколадки).

Я вообще-то скажу больше, мы все вокруг пираты. Ведь именно мы, покупатели, являемся важнейшим звеном всей цепочки, именно мы покупаем пиратскую продукцию и стимулируем продолжение процесса воровства. И, что примечательно, никто ничего с этим поделать не может (www.ortv.ru/news/ter_law/kapital1.htm. Пришло ли время бороться с пиратством? Борис Кагарлицкий), ибо на фоне уголовного беспредела на постсоветском пространстве какой-то там нелегальный пользователь Corel выглядит, почти как невинный младенец. Даже если кому и будет выставлена официальная претензия, то ни один суд не станет торопиться с ее рассмотрением и дело может тянуться столетиями.

Хотя следует признать, что, исходя из веяний моды и стремлений некоторых компаний догнать длинный бакс уже сегодня, а не в отдаленном будущем после становления рынка, в Российской Федерации создано отделение Ассоциации производителей программного обеспечения (Business Software Alliance, BSA: www.esg.spb.ru/ win/Frame_bsa.html). Причем ее российские представители даже занимаются какой-то там борьбой. Во всяком случае, их страница содержит несколько победных реляций об успешных процессах против компьютерных компаний, продававших свою продукцию с пиратскими копиями операционных систем и прикладных пакетов. Только лично у меня, на основании всего прочитанного в Интернет, складывается стойкое впечатление, что попавшихся распяли вовсе не за пиратство. Просто очень нужно было придраться, а, кроме как к веселому роджеру на мачте, оказалось не к чему.

Между прочим, американцы в этом плане практически ничем от нас не отличаются. Если операционную систему они еще покупают (например, в комплекте с персональным компьютером), то по данным той же BSA, такие прикладные пакеты, как PageMaker, Photoshop, Illustrator и Excel, потребители предпочитают получать у пиратов. Остается задать себе вопрос, каким образом Билл Гейтс все же ухитрился заработать на первое место среди толстосумов планеты?

У меня складывается такое впечатление, что, пользуясь положением вроде как потерпевших, софтверные компании без зазрения совести передергивают крапленые карты и манипулируют устрашающими цифрами, дабы подстегнуть не слишком расторопную полицию. Как, по-вашему, получается часто называемая цифра объема потерь от компьютерного пиратства, если никто не знает пиратов, не знает размеров их деятельности? Да очень просто. Возьмите вскрытый объем пиратства и умножьте его на реальную продажную цену найденного программного обеспечения. Получается такая аккуратненькая миллиардная сумма, красивая внешне и привлекательная для кого угодно. Софтверная компания может с чистой совестью жаловаться на жизнь и говорить, что вынуждена заложить последнюю рубашку ввиду ничтожности своих доходов. Налоговые органы с радостью подсчитывают недополученные подати, которые могли бы поступить от легальных продавцов, да не поступили. Полиция же получает большую красную тряпку в виде народных денег, которые требуется вернуть. Это вам не украденный у ветхой бабули потертый ридикюль с тремя рублями пенсии. Только позвольте задать один простой вопрос: а купили бы граждане такое количество окон, офисов и иллюстраторов, если бы им пришлось платить по полной ставке?

Происходящее на фронте борьбы с электронным пиратством выглядит еще более комичным, когда в битву начинают включаться отечественные продавцы. Вместо того чтобы действительно подумать над реальным механизмом самого пиратства, они идут на эффектные, но довольно-таки странные акции. Так, например, фирма "ВИСТ" совместно с Microsoft Corporation в прошлом году провела акцию по продаже легальных прав на девяносто пятые окна и офиса к ним за совершенно смешные деньги. Где-то за сотню "зеленых" клиенты могли легально получить программы Microsoft, общая стоимость которых приближается к полутысяче американских долларов. Наверняка за этим скрывается какой-нибудь особо изощренный план, однако внешне это выглядит точь-в-точь как самое что ни на есть пиратство. Ибо если нечто можно продавать с наваром за рубль, почему за него дерут сотню?

Спору нет, электронное пиратство сильно тормозит развитие отечественного бизнеса программного обеспечения, однако бороться с ним только демагогией, без учета первопричин, это все равно, что сетовать на повышенную влажность воздуха в русской бане. Эту простую истину уже начинают осознавать и россияне, например Cognitive Technologies, автор программы "ЕФРАТ" (www.infoart.ru/it/press/cwm/ 02_98/attack.htm#risynok).

Что касается пиратства как альтернативного движения всему официальному, то стало даже модным причислять себя к этому разбойному племени. Во всяком случае в Итернет такого добра навалом (koi.www.armitage.kiev.ua/core/pirates.htm).

А вообще, пиратство с софтом - дело прошлое. Наступает эра пиратства в киберпространстве. Причем там за руку поймать можно кого угодно. Так, например, компания Ticketmaster подала в суд на Microsoft Corporation за то, что гигант Билла Гейтса установил линки на сервер Ticketmaster, минуя страницы с рекламными баннерами (www.ccc.ru/97_08/str_008.htm). Такие вот дела.

P.S. Напоследок скажу, что первый случай пиратства произошел в 1961 году, когда двое хиппи передрали пластинку Боба Дилана "Great White Wonder" (sunsite.nstu.nsk.su/rus/energy/n006/who.html).

Александр Запольскис
Е-mail: leshy@nestor.minsk.by
- титульная страница


© Компьютерная газета

полезные ссылки
Корпусные камеры видеонаблюдения